«Бизнес – это всегда шанс решить важные проблемы»

В конце 2018 года в число соинвесторов «БИЗНЕС 100» вошел управляющий партнер UDP Renewables Сергей Евтушенко. UDP Renewables – украинская инвестиционно-девелоперская компания в сфере возобновляемой энергетики. «БИЗНЕС» узнал у господина Евтушенко о будущем «зеленого тарифа», сотрудничество с мощным международным игроком и о его видении перспектив для бизнеса на 2019 год.

— Накануне выборов много говорят об измене, обнищание, невозможности вести бизнес и эмиграции. Что заставляет вас оставаться и работать в Украине?

— Несмотря на модный тренд жаловаться на жизнь и говорить о бизнес-эмиграции, такие мысли меня никогда не посещали. Украина – это страна невероятных бизнес-возможностей. Да, ее недостаточное развитие может показаться недостатком. Но для нас, предпринимателей, это – вызов и возможность создать здесь успешный бизнес, добавочную стоимость, ликвидировать отставание в развитии, инфраструктуре, энергетике, сельском хозяйстве, качестве сервисов, информационных технологиях.

Возможностей – просто непаханое поле. В Украине барьеры выхода на любой рынок невысоки по сравнению с теми, которые на западных рынках. Начальная квалификация специалистов достаточная. Мы в компании обычно добавляем серьезные программы обучения, тренинги, профессиональную переподготовку. Развивать собственные кадры – лучшая стратегия для бизнеса.

Главное в корпоративной культуре нашей компании – меньше жаловаться, больше фокусироваться на качестве своей работы, эффективности процессов, квалификации команды, ее развитии, ценностях.

— Согласитесь ли вы с тезисом, что крупный бизнес имеет определенную социальную ответственность перед малым, средним бизнесом?

— Конечно, крупный бизнес должен понимать: монополизм, закрытие рынков и создание преференциальных условий для себя – это дорога в никуда.

Мы должны соревноваться с лучшими мировыми компаниями. И только в конкуренции или в сотрудничестве с ними, либо в coopetition (одновременное сотрудничество и конкуренция – ред.) сможем двигать общество вперед, развивать экономику. Основа любой здоровой экономики – это малый и средний бизнес. Чем выше вклад малого и среднего бизнеса в ВВП страны, тем более устойчивой является экономика.

— Да. А есть сейчас в стране условия для роста малого бизнеса?

— Недавно наша компания была малым бизнесом, а теперь уже является средним. Поэтому когда влиятельные украинские бизнесмены обмениваются опытом, дают свои жизненные кейсы и установки маленьким начинающим компаниям или просто предприимчивым молодым людям – это бесценный дар. Знаю, как работают такие социальные инвестиции в Украине на успешных примерах нашей инвестиционной группы: Школа МСП, Lean Institute Ukraine, проекты UNIT.City и т. д.

Я видел такие технологии в Израиле. Там идет активный диалог и обмен опытом между самыми старыми и самыми молодыми членами общества. Это происходит массово, начиная с дошкольного образования, а также в школе и в университетах. Самые успешные люди в своей области, будь то наука или культура, или бизнес, активно общаются со студентами, студенты – со школьниками, школьники – с дошкольниками. Это создает круг знаний. Успешный предприниматель, сделавший феноменальный exit, придет в университет и расскажет, что сидел за этой партой десять лет назад, а сейчас принес капитал в Израиль и укрепил репутацию страны. Это происходит системно. Я связываю успехи Израиля в развитии инновационной экономики в том числе с этим явлением. Общественный диалог и обмен опытом имеют большое влияние на динамику развития общества.

«У нас есть выбор: развивать «зеленую» энергетику так, как это делает весь мир, или искусственно сдерживать технологический прогресс, поддерживая энергетические технологии позавчерашнего дня»

— Как вы считаете, какой формат должен выбрать бизнес в отношениях с властью? Я думаю, что люди, которые создают рабочие места и формируют бюджет налогами, имеют право влиять на формирование политики в целом, что воплощается в законопроектах.

— Не надо изобретать велосипед в этом направлении. Мы можем посмотреть на развитые рынки, где бизнес давно и прочно удерживает свои позиции в обществе и где к его голосу внимательно прислушиваются в правительствах, – Германию, Францию, США. Бизнесмены формируют группы интересов, объединяются в ассоциации и доносят свою позицию. Они проводят кампании для формирования общественного мнения, так называемые public awareness campaigns. Они нанимают легальные лоббистские компании для продвижения поправок в законодательство, они создают законодательство, проводят исследования и разрабатывают образовательные программы для чиновников.

Украинский бизнес также может помогать государству благодаря совместным программам. Мы все на одном большом корабле, который, к сожалению, постоянно находится в шторме. Он разбалансирован, и порой кажется, что команда не знает, куда плывет. Но мы чувствуем, что мы все – один народ, все мы в одном корабле. Нам нужно друг друга слышать и пытаться помогать. Через ассоциации, через цивилизованный диалог, через создание законопроектов.

Например, наша отрасль длительное время ведет такой диалог с правительством и с парламентом. И я не могу сказать, что он непродуктивный. Возможно, он пока и не закончился компромиссом, но нас слышат и мы также слышим позицию правительства. Поэтому наш опыт в этом смысле положительный.

— Какое будущее у «зеленого тарифа»? Его ставку очень критикуют сейчас.

— Сначала давайте поговорим о будущем «зеленой» энергетики, потому что тариф – это вещь производная. Будущее «зеленой» энергетики прекрасное. Это уже необратимый тренд и основа развития энергетики в принципе во всем мире. В эти процессы вовлечены даже самые отсталые страны, а развитые уже ставят перед собой амбициозные цели: на 100 % перейти на возобновляемые источники энергии к 2040 либо 2050 году.

Европейский союз, международное объединение, к которому мы стремимся, ставит себе все более масштабные задачи. Доля возобновляемой энергетики в 2030-м в ЕС должна составлять 32 %, насколько я помню. Поэтому у нас есть выбор: развивать «зеленую» энергетику так, как это делает весь мир, или искусственно сдерживать технологический прогресс, поддерживая энергетические технологии позавчерашнего дня.

— Конечно, надо учитывать естественные ограничения, которые каждая технология несет с собой, и технические сложности, которые придется преодолевать?

— Да, но не существует ни одной технологии в энергетике, которая не имеет технических ограничений и рисков. Есть они и в атомной энергетике. Никто лучше украинцев не понимает этого, ведь мы пережили аварию на Чернобыльской АЭС. Срок действия атомных реакторов также является исчерпывающим и бесконечно продолжать их эксплуатацию невозможно. Очень скоро мы будем принимать решение, аккумулировать ли средства и ресурсы, чтобы реинвестировать в довольно рискованную, традиционную и очень дорогую технологию, к которой мы привыкли за последние 40-50 лет?

Сейчас атомная энергетика является «зоной комфорта»: она относительно недорогая, но только при полной амортизации, и сейчас она дотирует развитие других отраслей. Или, например, угольная энергетика. Весь мир закрывает угольные генерации. В Украине они дышит на ладан. Поэтому компании-операторы, наверное, должны задуматься, готовы ли они инвестировать в технологическое перевооружение своих предприятий. Но судя по тому, что я вижу на рынке, они не готовы. И они будут замещать угольную генерацию новыми технологиями.

— Теперь относительно тарифа.

— Пока доля проникновения «зеленой» энергетики в общем энергобалансе Украины не превышает 2,5 %. Но правила игры, которые были сформированы в 2009 году, уже устарели. Технологии движутся вперед, массовое производство уменьшает стоимость оборудования. Сейчас Украина платит действительно слишком высокий тариф. Это может привести к риску business interruption – остановке отрасли или ее перегреву. И мы это сейчас наблюдаем. Сейчас «зеленой» энергетикой занимаются не только квалифицированные игроки, а все, кто видит в этом альтернативу банковским депозитам или недвижимости.

Однозначно нужно менять правила игры. В области должны остаться компании, занимающиеся возобновляемой энергетикой профессионально, которые готовы участвовать в аукционах. Наша компания является членом Украинской ассоциации возобновляемой энергетики, объединяющей около половины рынка и являющейся крупнейшим рыночным объединением участников отрасли. Мы поддерживаем и активно участвовали в подготовке законопроекта № 8449-д, которым предусмотрены существенная модернизация законодательства и переход на аукционный подход к ценообразованию, фактически редукцион. Эта модель предполагает конкуренцию между квалифицированными участниками рынка за коммерчески оправданный и минимально выгодный для инвестора конечный тариф.

— Этот принцип одинаково подходит и для украинских компаний, и для иностранных инвесторов?

— Важно понимать, что есть определенный минимальный инвестиционный доход, которого иностранные компании ожидают от участия на украинском рынке. Мы говорим о недостаточных стабильности и прогнозируемости, и поэтому ожидания от инвестиционного результата достаточно высоки. Это не менее 15 % годовых для стратегических инвесторов. Во Франции их, возможно, удовлетворят 8 % годовых, в Германии – вероятно, и 5%, но для Украины это 15 %. Соответственно, от этого надо рассчитывать тарифы, которые прогнозируют стоимость будущих аукционов. Украинским компаниям будет трудно конкурировать, они будут специализироваться на небольших проектах, которые не будут такими капиталоемкими.

Но этим путем – перехода на аукционы – сейчас идет, наверное, 80-90% мирового рынка. Поэтому нам этого не избежать, и это нужно сделать как можно быстрее. Если этот состав Верховной Рады не сможет адаптировать законодательство и сохранит нынешний тариф, это приведет к разбалансировке платежной системы на энергорынке. Тогда Украина будет вынуждена менять правила игры, то есть тарифы, задним числом, подвергая себя шквалу критики как нестабильная экономика, которой нельзя доверять. Поэтому законодательство нужно менять срочно.

— В прошлом году вы привлекли в Украину одного из мировых лидеров отрасли возобновляемой энергетики Acciona Energia Global с инвестицией в €54,7 млн. Как ваш международный партнер отреагировал на введение военного положения?

— Спокойно. Я сейчас понимаю, насколько важно сотрудничать с компанией, которая себя четко определяет стратегическим инвестором, у которого период планирования составляет 40 лет. За 40 лет здесь многое может случиться, но стратег понимает, куда движется рынок. Стратеги понимают, где компания должна быть через десять лет, они понимают, что национальный украинский спорт – избирательная кампания – немного горячее, чем в Западной Европе, и это естественно для этого рынка. Они подобные турбулентности наблюдают на многих рынках, где присутствуют, поэтому у них уже есть опыт, есть понимание, что когда ты уверен в силе своей идеи, в своем рынке, а происходит турбулентность – это для тебя сигнал «полный вперед». И этим, кстати, стратег отличается от спекулянта. Спекулянтов из-за военного положения сдуло как ветром. Их больше нет, и они не вернутся. А стратеги – это те, кто тяжело и осторожно заходят, но потом не убегают при первой подобной ситуации.

«Если есть возможность сделать хорошее дело для свободы слова и качественной журналистики в нашей стране и получить эффективный нетворкинг, я считаю, что это win-win»

— Какой в ​​UDPR подход к инновациям? Вы ищете лучшие решения в мире или, возможно, у вас есть собственные разработки?

— Мы еще слишком малы для собственного R&D, но мы готовимся. Сейчас отбираем несколько стартапов, работающих в сегменте clean tech – это гибрид энергетики и информационных технологий, или оказание услуг для компаний в области энергетики со стороны IT-технологий. Сейчас выбираем партнеров для инвестиций: уже на себе протестовали эти услуги и компании в качестве наших субподрядчиков. Очень довольны результатами и сейчас пытаемся найти решение для того, чтобы масштабировать их деятельность благодаря нашему доступу к международным партнерам и к мировым рынкам. Поэтому мы достаточно инновационная и подвижная компания, но такова почти вся отрасль возобновляемой энергетики.

— Сможет ли Украина выполнить план, заложенный в Энергетической стратегии?

— В ней заложено 11 % до 2020 года. Если не сделать легкий маневр росчерком пера законодателя и не причислить гидроэлектростанции к «зеленой» энергетике, мы этот норматив вряд ли выполним. Особенно 2019 год. Это последний год действия «зеленого тарифа», основанный на действующем законодательстве.

К тому же это год выборов. Это год, когда нас как бизнес будут бомбить не слишком веселыми новостями. Экономика будет стагнировать, а парад щедрости за счет налогоплательщиков будет только углублять эту стагнацию. Поэтому в этом году мы не ожидаем какого-то прорывного улучшения бизнес-климата. Это год, когда бизнесу нужно не отвлекаться и делать свою работу.

— Возможно, именно поэтому вы решили присоединиться к проекту «БИЗНЕС 100»?

— Мне понравилась идея создать независимое медиа о жизни компаний, рынков и предпринимателей. «БИЗНЕС» был очень авторитетным изданием. Сейчас журнал имеет шанс изобрести себя вновь и стать незаангажированным выразителем интересов общества и предпринимателей. Я ценю возможность поддержать редакцию ради доступа к качественной журналистике, непредвзятой информации, объективного взгляда на положение вещей в стране, в управлении.

— Вхождение в круг соинвесторов «БИЗНЕС 100» фактически означает, что у вас появятся 99 партнеров для совместных бизнес- и социальных проектов, например. Думали ли вы о возможной синергии с инициативами других соинвесторов?

— Не сомневаюсь, что так будет. Я несколько раз посещал ваши мероприятия и оказалось, что я там почти никого не знаю. Реальный прогресс, реальные точки роста появляются только тогда, когда есть возможность обмениваться мыслями, которых ты раньше не слышал, получать информацию о кейсах, о которых ты раньше не слышал. Новые люди привносят в потенциально общее дело компетенции, которых у тебя нет. Если есть возможность сделать хорошее дело для свободы слова и качественной журналистики в нашей стране и получить эффективный нетворкинг, я считаю, что это win-win.

Для успеха сейчас очень важны soft skills – навыки общения, коммуникации, они не менее важны, чем профессиональные знания. Это глобальный тренд. Бизнес и окружающая среда так быстро меняются, что предпринимателям приходится постоянно учиться, адаптироваться, внедрять инновационные технологии и менять экономические модели и даже направления ведения бизнеса.

— Ваша компания входит в состав инвестиционной группы UFuture, основателем которой является Василий Хмельницкий. Он также один из соинвесторов «БИЗНЕС 100». Повлиял ли его пример на ваше решение присоединиться к инициативе?

— Его пример, опыт и авторитет, безусловно, влияют на наши корпоративные решения. Василий Хмельницкий принадлежит к очень немногочисленной группе предпринимателей, которые являются предпринимателями по духу и по складу ума. Он постоянно принимает много рисков: заходить в новые отрасли, начинать сотрудничество с новыми командами, разбирается в новых знаниях и т. д. Это большой его «плюс», поэтому мы ценим возможность работать вместе над совместными проектами. Но здесь его советов не было, это наше решение. Мы просто разделяем ценности, заложенные в основу проекта «БИЗНЕС 100».

— Что для вас значит понятие «бизнес»?

— Бизнес – это всегда шанс решить важную общественную или экономическую проблему. В случае UDP Renewables мы работаем в отрасли, которая удовлетворяет запрос современного мира к улучшению окружающей среды, защите планеты, экологичности. Украине мы даем шанс на обновление парка генерирующих мощностей, на использование самых современных и «зеленых» технологий, приход мировых игроков с большим опытом и инвестициями, на уменьшение зависимости от традиционных источников генерации: угольной, газомазутных и даже ядерной энергетики.

Источник: https://business.ua


[contact-form-7 id="6" title="Contact form 1"]